За три года существования СКФО многие крупные инвестпроекты, на которые при создании нового округа возлагались большие надежды, так и остаются на бумаге. Некоторые из них до сих пор не могут преодолеть «бумажную» стадию, а о других можно благополучно забыть. Свою роль играют и высокие политические риски, создающие для крупных проектов дополнительные проблемы.

Прошло три года
Образование Северо-Кавказского федерального округа в начале 2010 года породило в деловом сообществе значительные ожидания. Новому округу были обещаны беспрецедентные меры господдержки, а фигура полпреда Александра Хлопонина вызывала оптимизм у бизнеса, который прежде побаивался входить на непредсказуемую территорию. Уже на Международном инвестиционном форуме в Сочи 2010 года регионы СКФО продемонстрировали несколько новых многообещающих проектов в разных отраслях — от привычного туризма до неожиданной инноватики. Говорилось и о том, что сочинского форума Кавказу мало — нужна собственная площадка, где потенциал региона можно будет показать во всю мощь.

Прошло три года — и тема инвестиций в Северный Кавказ уже не вызывает былого оптимизма. Разработанная для приоритетных проектов СКФО система правительственных госгарантий оказалась слишком забюрократизированной — реальное финансирование первых проектов началось только в прошлом году. Новый межрегиональный экономический форум на Кавказе так и не появился. Многие проекты:, заявленные вскоре после образования СКФО, либо отложены, либо вообще сняты с повестки дня. В то же время можно говорить и об определенных успехах — в ряде отраслей экономики Северного Кавказа за три года существования СКФО инвестиционный потенциал региона уже удалось «переплавить» в работающие проекты.

Стоп-кран для автопрома
Одним из главных героев сочинского форума 2010 года был Ставропольский край. После того, как регион стал центром нового федерального округа, команда тогдашнего губернатора Ставрополья Валерия Гаевского не стала терять время даром. «Я разговаривал с иностранными участниками консорциума — они потрясены, с какой скоростью администрация Ставропольского края решает вопросы. Они говорят, что никогда такого не видели на территории России», — говорил на одном из круглых столов форума Александр Идрисов, управляющий партнер компании Strategy Partners, одного из разработчиков стратегии развития СКФО. Поводом для столь лестной оценки работы команды Гаевского стало подписанное в Сочи соглашение о реализации на территории края крупного машиностроительного проекта общей стоимостью 23,4 млрд рублей — автопроизводства мощностью 60 тысяч легких коммерческих грузовиков в год.
Инициатором этого проекта выступил международный консорциум Intrall, в 2007 году задумавший перенос своего производства из Польши в Россию. Первоначально предприятие планировалось разместить в Саратовской области, но проект был отложен из-за кризиса, а затем на Intrall обратил внимание Валерий Гаевский — и предложил построить производство грузовиков на Ставрополье, в городе-спутнике Ставрополя Михайловске. Через год после того, как проект был анонсирован в Сочи, в Михайловске был зарегистрирован территориальный индустриальный парк под реализацию проекта, а в ходе визита в Польшу Валерий Гаевский подписал соглашения с рядом местных компаний, которые планировали создавать рядом с автозаводом производства комплектующих.
Однако в мае прошлого года Валерий Гаевский ушел в отставку, и уже в ноябре президент консорциума Intrall Анатолий Лейрих сообщил в интервью «Известиям», что в Ставропольском крае предприятие строиться не будет — не удалось достичь окончательных договоренностей с новой администрацией региона. Помимо политических рисков реализации проекта помешал и забюрократизированный механизм предоставления правительственных госгарантий для приоритетных проектов СКФО. «Процесс согласования сроком около двух лет представляется неоправданно длинным для нашего проекта, — говорил Анатолий Лейрих в интервью «Эксперту ЮГ» в сентябре 2011 года. — Кроме того, такая длительная задержка в работе может вызвать у группы иностранных поставщиков и инвесторов, вовлеченных нами в проект, неопределенность и неуверенность в перспективах работы в СКФО».

Хорошая китайская машина
Принципиальную роль политического фактора при реализации на Северном Кавказе крупных промышленных проектов демонстрирует и непростая судьба аналогичного начинания в автопроме — создания на махачкалинском заводе «Авиаагрегат» сборочного производства малогабаритных грузовиков в объеме более 30 тысяч машин в год. Этот проект стоимостью более 400 млн долларов был заявлен еще в 2010 году в партнерстве с одной из крупнейших китайских госкорпораций Norinco (по масштабу и ассортименту продукции эту компанию можно сравнить с нашими «Ростехнологиями»). Кроме того, китайцы собирались построить в Буйнакском районе Дагестана цементный завод стоимостью 610 млн долларов и мощностью 3,6 млн тонн. Ключевым условием создания на «Авиаагрегате» автопроизводства для китайской стороны было наличие российских госгарантий, и это стало основным камнем преткновения. В августе 2011 года тогдашний замминистра (а ныне министр) промышленности Денис Мантуров, посетив Дагестан, высказался однозначно: «Если Китай хочет дойти со своими предприятиями, то пускай это делает под собственные гарантии».
Спустя год президент Дагестана Магомедсалам Магомедов констатировал: «Отсутствие госгарантий — единственное препятствие на сегодняшний день, мешающее скорейшей реализации проекта». Однако в январе этого года Магомедов ушел в отставку, а пришедший ему на смену Рамазан Абдулатипов незамедлительно заявил, что главным приоритетом его инвестиционной политики станет новая индустриализация. «Авиаагрегат» стал одним из первых предприятий республики, которое посетил ее новый глава, и проекту автопроизводства тут же был дан «зеленый свет». «Нужно ежедневно заниматься этими вопросами. Я со своей стороны готов подключить весь имеющийся административный ресурс», — заявил Абдулатипов. В одном из недавних интервью врио президента Дагестана сообщил, что вопрос по организации на «Авиаагрегате» автопроизводства уже решен — получен кредит в размере 400 млн долларов. «Уже сегодня в республике можно начать производство новых хороших китайских машин для фермеров по средней стоимости 380 тысяч рублей, — добавил Рамазан Абдулатипов. — Одну машину я уже сам приобрел для работы в своем фермерском хозяйстве».

От мечты до выручки
 Автопром на Северном Кавказе действительно не является несбыточной мечтой. Это наглядно демонстрирует опыт завода «Дервейс» в Карачаево-Черкесии, который с 2011 по 2012 год увеличил свою выручку почти вдвое: с 7,7 до 16 млрд рублей, и при этом без особенных мер господдержки. Еще несколько лет назад в этот проект мало кто верил, но основателям предприятия — известной бизнес-династии Деревых — сначала удалось договориться с китайскими партнерами о сборке их автомобилей в Черкесске, а затем получить крупные кредиты Сбербанка на создание производственных линий и оборотные средства. Пожалуй, сегодня это самый успешный новый проект Северного Кавказа в сфере промышленности.

Серенады солнечным долинам
Впрочем, наиболее показательной сферой экономики СКФО с точки зрения выбывших проектов является туризм. Здесь перед нами — настоящий ворох «бумажных» проектов, которые сразу после создания нового округа появлялись в большом количестве в расчете на получение той или иной формы господдержки. Вот лишь несколько примеров.
На все том же сочинском инвестиционном форуме 2010 года Ставропольский край презентовал мегапроект «Долина Минеральных Вод» стоимостью 42,5 млрд рублей. В рамках этого проекта предполагалось на территории 1430 га, примыкающей к городу Железноводску, построить фактически новый курорт, причем за кратчайшие сроки — три года (при этом заявленная окупаемость проекта составляла семь лет). Инициатором проекта выступила ставропольская компания «2В Групп» (уставный капитал, по данным СПАРК, 20 тысяч рублей). «Долина Минеральных Вод» претендовала на включение в федеральную программу «Развитие внутреннего и въездного туризма в РФ на 20112018 годы» и краевую программу «Развитие курортов и туризма в Ставропольском крае на 20122016 годы», но до настоящего времени так и остается на бумаге.
Такая же судьба постигла и нашумевший в свое время проект «Горное море» стоимостью порядка 40 млрд рублей, который также предполагалось реализовать в районе Железноводска, у подножия горы Развалка. Здесь также планировалось построить новый курорт площадью 346 га с искусственным водоемом глубиной три метра. «Горное море» — типичное порождение девелоперского бума нулевых — было заявлено петербургской группой «М-Индустрия», которая больше известна по другому мегапроекту — насыпному острову «Федерация» в районе Сочи. Сегодня оба эти проекта можно считать достоянием истории: обремененная долгами «М-Индустрия» не пережила кризис 2008-2009 годов, в компании введена процедура наблюдения.

С Олимпа на землю
Республики Северного Кавказа также могут «похвастаться» хотя бы одним «бумажным» мегапроектом в сфере туризма. В Карачаево-Черкесии в 2011 году заявлялся проект «Парк дружбы народов» стоимостью 26,5 млрд рублей, который предполагал создание туристско-оздоровительного центра, включающего 24 санатория, этнопарки субъектов СКФО и т.д. В соседней Кабардино-Балкарии еще в 2009 году планировалось начать создание многофункционального спортивно-туристического комплекса «Эльбрусское ожерелье» стоимостью 22 млрд рублей в городе Тырныаузе.
Продолжение последовало три года спустя. Летом прошлого года в Эльбрусском районе КБР появилась делегация британского финансово-инвестиционного консорциума Flame Group, который выступил инициатором очередного мегапроекта «Гранд Кавказ-олимпик регион» стоимостью порядка 25 млрд евро. Проект включал в себя строительство скоростной многополосной магистрали Минеральные Воды — Эльбрус — Сухум через Баксанское ущелье и Клухорский перевал, объектов энергетики и мультимодального транспортно-логистического узла. А пилотным объектом был заявлен 35-этажный спортивно-туристический комплекс в Тырныаузе. Чтобы представить себе, что это «планов громадье» будет когда-либо воплощено в жизнь, нужно иметь богатое воображение. Однако другой принципиальный для Эльбрусского района проект — восстановление Тырныаузского горно-обогатительного комбината, некогда крупнейшего промпредприятия КБР — наконец сдвинулся с мертвой точки. В феврале этого года глава Корпорации развития Северного Кавказа Антон Пак на совещании правительственной комиссии по социально-экономическому развитию СКФО сообщил, что для этого найден профильный инвестор — канадская компания Almonty.
Тем не менее, в туристической отрасли СКФО далеко не все инициативы остаются на бумаге. В марте 2012 года был открыт первый подъемник нового горнолыжного курорта в Архызе, год спустя за ним последовали первые склоны курорта «Армхи» в Ингушетии. На подходе — развитие горнолыжной инфраструктуры Приэльбрусья, переданной в управление ОАО «Курорты Северного Кавказа». Без туризма на Кавказе не обойтись, но развитие этой отрасли явно не обещает быть быстрым.

Инновации — на выход
Северный Кавказ не остался в стороне и от инновационного процесса. Проектов в инновационной сфере в 2010-2011 годах было заявлено немало, но большинство из них предсказуемо остаются на бумаге. Самый крупный из них — проект «Кавказская кремниевая компания» стоимостью 32 млрд рублей — был продемонстрирован на сочинском инвестиционном форуме в 2011 году. Концепция проекта предполагала создание кластера по производству кремниевой продукции для солнечной энергетики, распределенного между несколькими субъектами СКФО. На территории Ставропольского края, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии планировалось разместить производство различных видов кремния, в Северной Осетии — производство фотоэлектрических преобразователей, а в Дагестане — солнечных модулей. Инициаторы также рассчитывали на масштабную господдержку, но «бумажную» стадию так и не перешагнули. Хотя справедливости ради надо сказать, что в сфере солнечной энергетики Северному Кавказу действительно есть чем похвастаться и без этого мегапроекта. Ставропольский завод «Монокристалл», входящий в концерн «Энергомера», является одним из мировых лидеров по производству материалов и компонентов для солнечной энергетики и светодиодной отрасли. Однако практически вся продукция «Монокристалла» идет на экспорт, а в прошлом году компания начала строительство завода по производству металлизационных паст в китайском городе Гуанчжоу — вблизи рынков сбыта своей продукции.
Судьба инновационных проектов и на Северном Кавказе, и в России в целом также напрямую зависит от политических факторов. В период губернаторства Валерия Гаевского Ставрополье не раз заявляло о своих амбициях стать одним из лидеров российской инноватики — и ряд успехов здесь был достигнут довольно быстро (например, «Роснано» приняло решение о создании своего Южного нанотехнологического центра стоимостью более 1,3 млрд рублей именно в Ставропольском крае).
Однако после того, как губернатором края в мае прошлого года стал Валерий Зеренков, инновационная риторика практически сразу утихла — вместе с Гаевским ушла и его команда,
Тем не менее, в туристической отрасли СкФО далеко не все инициативы остаются на бумаге. В марте 2012 года был открыт первый подъемник курорта в Архызе, год спустя за ним последовали первые склоны курорта «Армхи» в Ингушетии. На подходе — развитие горнолыжной инфраструктуры Приэльбрусья.
ориентированная на развитие инновационных производств, да и на федеральном уровне этой теме стали уделять гораздо меньше внимания. В результате ряд инновационных проектов, заявленных при Гаевском, оказались в зоне неопределенности. Так, в марте этого года заместитель министра экономического развития края Андрей Чекрыженков сообщил, что откладывается запуск ставропольского фармкластера из-за проблем с привлечением средств якорного инвестора — компании «Эском». Фармкластер был одним из самых амбициозных ставропольских проектов времен Гаевского, но теперь работы по нему планируется начать в конце 2013 — начале 2014 года. Неясны и перспективы совместного с «Роснано» проекта «Новый солнечный поток» по производству солнечных электрических установок нового поколения с использованием нанотехнологий. В январе прошлого года сообщалось, что проект стоимостью 5,7 млрд рублей завис — отпал предполагавшийся соинвестор, причем уже во второй раз. На бумаге остается и проект в альтернативной энергетике в соседней Карачаево-Черкесии, где испанская компания Fersa Energias Renovables еще в прошлом десятилетии намеревалась построить парк ветроэнергетических установок мощностью 530 МВт.