К началу XXI века историю отношений России и Кавказа переписывали и пересматривали не единожды. Пожелания политических верхушек вносили коррективы в учебники истории и даже в солидные научные исследования. Но что бы ни требовали правители от историков, факты остаются беспристрастными свидетелями того, как совершенно разные этносы решили объединиться.

Военно-политический союз
Во второй половине XVI века в Московию одно за другим отправляются три адыгских посольства. «В 1552 г. ко двору Ивана IV прибыло первое посольство черкесов, во главе которого было три князя: бесленеевский князь Маащук, абазинский князь Иван Езбозлуков и князь Танащук без указания на субэтническую принадлежность, но из контекста и этого, и последующих посольств ясно, что это был западночеркесский князь, — рассказывает Самир Хотко, ведущий научный сотрудник АРИГИ, кандидат исторических наук. — Таким образом, это первое посольство прибыло с территории исторического Бесленея, который вполне точно сопоставим с территорией современной Карачаево-Черкесской Республики. Оно представляло два автохтонных западнокавказских этноса — адыгов и абазин. Имея в виду высокий феодальный статус бесленеевских князей, мы вполне можем быть уверены, что в состав этого адыгского этнотерриториального образования входили и абазины, и карачаевцы.

Второе посольство в 1555 г. последовало с крайнего запада Черкесии — из княжества Жанэ, которое в этот период являлось наиболее сильным в военном отношении в Адыгее. Во главе депутации был старший князь Жанетии Сибок, его сын Кудадек, брат Сибока Ацымгук, а также абазинский князь Тутарыка Езбозлу-ков. В историографии высказывается вполне обоснованное мнение, что это второе посольство представляло через посредство жанеевских князей значительную часть феодальных домов Западной Черкесии от Тамани до Верхней Кубани.
Третье посольство в 1557 г. последовало уже от кабардинских князей, во главе которых стоял Темрюк Идарович, будущий тесть Ивана Грозного. Кабардинский посол Кавклыч Кануков передал просьбу кабардинцев русскому царю считать их заодно с жанеевскими князьями. Таким образом, посольство 1557 г. подвело итог всем предыдущим дипломатическим усилиям черкесов и включило в рамки военного альянса с Россией всю страну адыгов от Тамани до Дагестана (современная плоскостная Чечня в этот период была заселена кабардинцами и составляла важнейшую часть владений Темрюка). Более того, эта дата, очевидно, имеет отношение ко всем горским народам Центрального Кавказа — осетинам, ингушам, балкарцам и карачаевцам, а также к части чеченцев. Феодальная Ка-барда объединяла все эти народы, а политический выбор кабардинцев автоматически распространялся на все вассальные территории».
Союз был выгоден обеим сторонам. Установление связей с черкесскими княжествами открыло для Москвы важные политические преимущества в противостоянии Крыму и Турции. В свою очередь, российская военная помощь также серьезно облегчила положение адыгов в борьбе против Крымского ханства и турков. Совместные действия начались уже в 1555 г. Более того, черкесские отряды панцирной конницы вливаются в состав русских полков и удачно действуют в Прибалтике.

Ищите женщину
Внезапно в военно-политические планы России и Кавказа вмешивается такое романтическое чувство как любовь. Овдовевший к тому времени царь Иван Грозный, поддавшись уговорам митрополита, объявляет поиск царской невесты. Летом 1561 г. Темрюк Идаров (праправнук Инала — кабардинского владетеля, от которого ведет начало княжеский род Черкасских) отправляет в Москву своего сына Салтанкула (названного в святом крещении Михаилом) и дочь Гошаней (Кученей). Прибывшей княжне отвели хоромы вблизи Кремля. Прошло несколько дней, и царь «княжне черкасской велел быти на своем дворе» в Кремле. Иоанну приглянулась юная дочь Кабарды. Он «смотрел ее и полюбил» — так запишет летописец об этих царских смотринах. Вскоре в дворцовом Благовещенском соборе собравшимся боярам и духовенству объявили, что Гошаней готовится к обряду крещения и будет наречена Марией — во имя святой Марии Магдалины. В тот же день царь назвал ее своей невестой и по древнему русскому ритуалу вручил своей суженой кольцо и платок, унизанный жемчугом.
Царица изумила бояр не только своей красотой, но и необычным поведением. Облачившись в черкеску, легко вскакивала в седло и вместе с венценосным супругом отправлялась на царские охоты. Летописец уверяет нас в том, что нынешнее Рублево-Успенское шоссе было впервые открыто и освоено ею, русской царицей Марией Темрюковной. Ей особенно нравились здешние места, просторы, взгорья и холмы, покрытые шумящими соснами. Обычно маршрут поездок был таким. С Воробьевых гор, где стоял дворец Ивана Грозного, спускались в долину реки Сетунь и, минуя старинное Кунцево и Крылатское, добирались до села Ромашково — вотчины царевых свойственников Романовых. Много дичи водилось в окрестных лесах, и царские охотничьи забавы продолжались по несколько дней. Тем же путем в смиренных одеждах иноков государь и государыня совершали паломничества к Саввино-Сторожевскому монастырю, что вблизи Звенигорода. Когда царь отправлялся в военные походы, царица не сидела у окна в ожидании, а была его спутницей и верной помощницей. В марте 1563 года у Марии родился сын Василий, но он, к сожалению, скончался в младенчестве. Царица Мария придумала и опричнину как отряд вооруженных людей, охраняющих царскую особу, прообраз современного президентского полка. Первооткрывательница Рублевки русская царица Мария умерла на 28-м году жизни, простудившись во время поездки с мужем по северным районам России. Летописец высказывает иную причину: «И тако поживе царь Иван Васильевич с царицею своею Марьею 8 год и месяц 6. И окормлена бысть от изменников отравою от столника Василия Хомутова с товарыщи, их же царь Иван Васильевич злой смерти предади: в котле свари...».

Служба государева
Воинская доблесть и воинские умения кавказских царских родственников чрезвычайно пригодились в деле защиты государства, и не только во времена Ивана Грозного. «После пресечения династии Рюриковичей князья Черкасские сыграли выдающуюся роль в отражении польской угрозы и возведении Михаила Романова на царство, — пишет исследователь Самир Хотко. — При этом Черкасские считались более знатными, чем Романовы. Никто из предков Михаила Романова не занимал таких постов и не имел такого количества подданных как князья Черкасские. Роды Романовых и Черкасских (Темрюковичей и Камбулатовичей) выступали заодно весь период правления Годунова и Шуйских. Григорий Отрепьев, будущий Лжедмитрий II, воспитывался и сделал карьеру при дворах Романовых и Черкасских. Так, Василий IV Шуйский писал в Краков: «Юшка был в холопах у бояр у Микитиных детей Романовича и князя Бориса Черкасского и, заворовався, постригся в чернецы».
Дмитрий (Каншао) Мамстрю-кович Черкасский командовал русской армией в самые напряженные годы борьбы с поляками. Иван Борисович Черкасский — фактический правитель России после смерти Филарета на протяжении десяти лет (1633-1642), двоюродный брат первого царя династии Романовых. Яков (Урускан) Куденетович Черкасский — великий русский полководец, под началом которого русская армия нанесла очень серьезные поражения войскам Речи Посполитой (1654-1667 гг.) и Швеции (1656-1658 гг.). Так, в 1655 г. последовательно нанеся поражения гетману Литвы Радзивиллу и гетману Польши Гансевскому, Черкасский занял столицу Литвы Вильно. И это лишь один из триумфов: уже на следующий год он захватывает мощную твердыню Динабург в шведской Прибалтике и осаждает Ригу; в 1663 г. князь наносит поражение королю Речи Посполитой Яну Каземиру.
О влиянии и могуществе Черкасских говорит тот факт, что в самом Кремле существовал Черкасский двор, в палатах которого всякий раз располагался наиболее авторитетный черкесский сановник. Останкино, Марьина Роща, Троицкое — все это являлось поместьями черкесских князей. На месте РГБ стоял дворец главного опричника и шурина грозного царя — Михаила Темрюковича Черкасского. Новоспасский монастырь являлся общей усыпальницей Романовых и Черкасских.

Русские на Кавказе
Первыми русскими поселенцами на Северном Кавказе были крестьяне, бежавшие сюда от своих помещиков и основавшие здесь еще в XVI веке терскую казачью вольницу. Во второй половине XVIII — первой половине XIX веков в Кабарде строились царские крепости и укрепления — Екатериноградская, Прохладная, Каменномостская, Нальчикская, Баксанская и другие. Помимо воинских гарнизонов в них жили простые труженики — переселенцы из России, которых гнали на далекий Кавказ голод и нужда. Они также вступали в дружеское общение с кабардинцами и балкарцами, являя собой другую, настоящую Россию — страну мирных и дружелюбных людей, находивших общий язык со своими кавказскими братьями. Местные крепостные, бежавшие от кабардинских князей и балкарских таубиев, находили приют и защиту в русских поселениях.

455 лет спустя
В начале сентября этого года в Нальчике состоялись торжества в честь 455-летия союза с Россией. Началось празднование на площади 400-летия с возложения цветов к памятнику «Навеки с Россией» руководителями республики, членами парламента, почетными гостями праздника. Затем перед Республиканским дворцом творчества детей и молодежи юные сограждане собрались на театрализованный праздник «Моя республика, моя Россия». Затем жители и гости республики приняли участие в открытии физкультурно-оздоровительного комплекса, детского стадиона после реконструкции, школы современного типа «Успех», физкультурно-оздоровительного центра в с. Урух. Любители живописи ознакомились с новыми полотнами на отчетной выставке Союза художников КБР «Осень-2012», а в Музее изобразительных искусств имени Андрея Лунича Ткаченко была развернута галерея художественной фотографии «Мой край — Кабардино-Балкария». На республиканском ипподроме прошел традиционный Международный скаковой митинг «Кубок Эльбруса-2012». В эти же праздничные дни открылся фольклорно-этнографический праздник «Венок дружбы». Каждый район Кабардино-Балкарии представил свое подворье, удивляя гостей блюдами национальной кухни, приготовленными по кулинарным рецептам предков. Мастера декоративно-прикладного искусства представили свои художественные достижения. Самые популярные артисты всех районов и городов были участниками большого музыкально-танцевального состязания, где трудно было устоять под звучащие зажигательные ритмы национальных мелодий. Также на площади Абхазии работала промышленная и сельскохозяйственная выставка «Кабардино-Балкария сегодня». Завершающим аккордом первого дня программы стал концерт на главной площади города Нальчика, на площади Согласия, с участием артистов эстрады Кабардино-Балкарии и звезды шансона, поэта, композитора и исполнителя Мухтара Хардай. Финалом-апофеозом празднования стало театрализованное представление в Зеленом театре. Гостями второго дня празднования были заслуженная артистка Кабардино-Балкарии Сати Казанова и народный артист Кабардино-Балкарии Ефрем Амирамов. Празднования завершились салютом. В октябре предполагается проведение Дней культуры КБР в Москве, включающих организацию выставок на престижных музейных площадках столицы, сооружение Памятного знака в честь этого важного события в Москве на ул. Солженицына.