Ты помнишь, как все начиналось. Будучи студентом Литературного института Расул Гамзатов изучал творчество русских классиков — Пушкина, Лермонтова, Некрасова, Маяковского, Блока, Есенина, поэтов пушкинской плеяды. Любовь к творчеству Александра Сергеевича Пушкина, увлечение его бессмертными произведениями натолкнули молодого Гамзатова на мысль о переводе стихов и поэм «солнца русской поэзии» на аварский язык. Он начинает переводить отрывки из «Евгения Онегина», «Бориса Годунова», «Полтавы», «Братьев-разбойников», «Цыганов», «Медного всадника» и других произведений Пушкина на свой родной язык. Нужно сказать, что для начинающего поэта Гамзатова это стало хорошей школой: он научился ценить краткость, лаконичность, мудрую простоту, чистоту и глубину чувств, игнорировать манерность.

Как бы в течение жизни не менялись литературные вкусы Расула, любовь к пушкинской поэзии оставалась неизменной. Литературоведы не раз отмечали, что с первых шагов Гамзатова в литературе Пушкин был и оставался его своеобразным постоянным спутником, учителем и наставником.

Возможно, любовь Гамзатова к литературному наследию Пушкина объясняется и тем, что в доме отца Расула Гамзата Цадасы издавна существовал культ Пушкина: основоположник новой аварской литературы с большой любовью и мастерством переводил его на родной язык. Свое отношение к Пушкину он выразил в стихах, посвященных его памяти:

Я слово правды не нарушу
Когда скажу тебе, поэт:
Как в очи входит солнца свет
Твой чистый голос входит в душу.

Как мне отрадно, что аварец
Твоим пленяется стихам
Джигит находит мудрость в нем
И юность обретает старец.

Но вернемся к Расулу. Годы обучения в Литинституте для Гамзатова — это своего рода «лицейские годы». Именно тогда он познал значение и силу русской литературы, благодаря которой перед ним открылся до того неведомый большой мир.

«Русская литература помогла нам писать лучше, сильнее, писать точнее, конкретнее, выразительнее излагать мысли и чувства глубже,  — много лет спустя писал в статье «Навстречу современности» Расул Гамзатов. — Она познакомила нас с замечательными образцами неизвестных нам жанров. Горская поэзия приобрела новые черты: ее музыкальность обогатилась словесной живописью, умением создавать выразительные реалистические картины. В русской литературе горцы видели не только русского человека, русский характер, но видели самих себя, свою судьбу, свои мысли, думы и чаяния. В русской литературе наш народ нашел правду о себе».


Пушкин пером Гамзатова. В произведениях Расула Гамзатова часто вырисовывался образ великого русского поэта Александра Пушкина. Для Гамзатова творческие связи с русской литературой — это не повторение образцов, а новые идейно-художественные открытия в дагестанской и всей советской литературе. А творческая судьба Пушкина служит для него примером жизненного и поэтического кредо. У Александра Сергеевича Расул учился художественному постижению глубины мысли, красоте, четкости и выразительности образных средств и силе гражданского звучания поэтического слова, реализму.

Когда Гамзатову приходилось отвечать на вопросы журналистов о значении опыта русской литературы для творческих взлетов национальных поэтов, он неизменно утверждал главную свою мысль: «Плох мастер, который перестает быть учеником». Тем самым поэт объяснял высокий, нравственный смысл, который он вкладывал в понятие ученичество.

Итак, Гамзатов посвятил Пушкину ряд стихотворений: «А. Пушкину», «Нет, нет, Пушкин…», «Поэтам пушкинского периода», «Пушкин в горном селе», «Ираклию Андроникову», статьи «Он победил», «Стоял он дум великих полн…», «Пушкин и Кавказ». Характерно, что при обращении к имени Пушкина Расул Гамзатов часто использует эпитеты, сравнения и метафоры, которые выражают его отношение к любимому поэту, характеризуют его образ и творчество: «великий Пушкин», «наш национальный поэт», «свет совести», «мудрец», «кавказский Колумб».

В одноименном стихотворении, адресованном другу Гамзатова Ираклию Андроникову, образ Пушкина предстает как олицетворение совести, чести, высокой нравственности и духовности, не любящего шумных и голословных восхвалений в свой адрес. Здесь использован прием антитезы, где образ великого поэта противопоставляется шумной толпе коллег по перу, собирающихся посетить его родное имение Михайловское.


Стихотворение написано в эпистолярном жанре, в виде ответного письма, в котором Гамзатов дружески укоряет Андроникова в том, что тот пригласил слишком большую компанию, и потому не может присоединиться к ним. Вежливый отказ Расула не говорит о проявлении неуважения к друзьям, он скорее связан с внутренними переживаниями автора, страхом потревожить покой почитаемого им поэта и вызвать его неодобрение:

Но стоит ли, Ираклий, для речей
Врываться нам в Михайловское с шумом,
Где он творил, где предавался думам,
Где в тишине был слышен треск свечей?

Хозяин дома окна закрывал,
Чтоб слуха не тревожили сороки,
Когда роиться начинали строки
И с неба ангел стремя подавал.

(«Ираклию Андроникову»)

То есть, в творческом сознании Гамзатова Пушкин — идеал в поэзии, к нему надо проявлять соответствующий его духу и таланту пиетет. По мнению Расула, на поклон к «солнцу русской поэзии» стоит идти не шумной толпой, а одному, чтобы в тишине и спокойствии отдать ему дань уважения.

Ярче всего пушкинское влияние можно проследить на примере стихотворения Гамзатова «Памятник», во многом схожего со знаменитым стихотворением русского поэта «Я памятник себе воздвиг нерукотворный…». Оба произведения объединяет их жанровая и идейно-тематическая направленность. Так же как и у Пушкина, «Памятник» Гамзатова написан в жанре оды, где он восхваляет свое творчество и говорит о его бессмертии. Главная идея здесь — роль поэта и его творчества в жизни общества, их предназначения и ответственности. Речь ведется от первого лица, главным лирическим героем выступает сам автор, с высоким пафосом повествующий о том, что его имя и творчество будут помнить и после того, как он покинет этот мир. Начало обоих произведений аналогично. У Пушкина это:

Я памятник себе воздвиг нерукотворный,
К нему не зарастет народная тропа,
Вознесся выше он главою непокорной
Александрийского столпа.

Нет, весь я не умру — душа в заветной лире
Мой прах переживет и тленья убежит —
И славен буду я, доколь в подлунном мире
Жив будет хоть один пиит.

(«Я памятник себе воздвиг нерукотворный...»)

Теперь обратимся к Расулу Гамзатову:

Я памятник себе воздвиг из песен —
Он не высок тот камень на плато,
Но если горный край мой не исчезнет,
То не разрушит памятник никто.

Ни ветер, что в горах по-волчьи воет,
Ни дождь, ни снег, ни августовский зной.
При жизни горы были мне судьбою,
Когда умру, я стану их судьбой.

(«Памятник»)

Инфографика 1.jpg

Но в следующих строфах, в отличие от Александра Сергеевича, который предсказывает свою будущую широкую известность среди других народов («внук славян», «финн», «дикий тунгус», «друг степей калмык»), Гамзатов, не претендуя на это, наоборот, говорит о своей безызвестности:

Пусть гордый финн не вспомнит мое имя,
Не упомянет пусть меня калмык…

(«Памятник»)

Здесь читатель может убедиться, что Расул не превозносит себя и свое творчество над народом, для него главное — признание своего народа, частью которого он себя ощущает и выступает в первую очередь как его представитель:

...Но горцы будут с песнями моими
Веками жить, храня родной язык.
На карте, что поэзией зовется,
Мой остров не исчезнет в грозной мгле.
И будут петь меня, пока поется
Хоть одному аварцу на земле.

(«Памятник»)

Пушкин для Гамзатова — поэт-мыслитель, философ, равный Сократу, Данте. В стихотворение «Всезнающих людей на свете нет...» Расул Гамзатов вводит метафору моря как субстанцию мира природы, ее вечности, перед которой отступают даже великие:

Пусть море говорит, а ты молчи,
Не изливай ни радости, ни горя.
Великий Данте замолкал в ночи,
Когда у ног его плескалось море.

Людьми заполнен берег или пуст,
Дай морю петь, волнам его не вторя.
И Пушкин — величайший златоуст —
Молчал всегда, покамест пело море.

(«Всезнающих людей на свете нет...»)

Теперь, когда мы знаем чуть больше о том, какой путеводной звездой литературного мира для Расула Гамзатова был Пушкин, мы можем говорить о благотворном воздействии русской литературы на формирование эстетических взглядов горского поэта. И, конечно, о том, что гамзатовская поэзия, как и поэзия его великого предшественника, никогда не потеряет своего значения.

Это проект «Гамзатов: голос гор, сердце России» — первый в Рунете большой мультимедийный проект о легендарном поэте Расуле Гамзатове и его поэзии, ставшей достоянием не только России, но и мира. При поддержке Института развития интернета (АНО «ИРИ»)